ТЕАТР В ДВИЖЕНИИ ЭПОХ

 

И.Б. ГУСЬКОВА

ВЛАДИМИР ТЕЛЯКОВСКИЙ И ГЛИКЕРИЯ ФЕДОТОВА.К ИСТОРИИ ТВОРЧЕСКИХ КОНТАКТОВ

 

И если мой ум, интересы и новые искания были в Петербурге,
в Александринском театре <…>, то сердце застряло в московском
Малом – этом необыкновенно красивом, благородном убелённом
сединами старце…

В.А. Теляковский.

 

teatrВ мае 2016 г. исполнилось 170 лет со дня рождения выдающейся русской актрисы – Гликерии Николаевны Федотовой. Её вклад в становление русской театральной драматической школы огромен, но в силу разных причин имя Федотовой сейчас известно лишь узкому кругу историков театра. В юности актриса жила в семье Михаила Семёновича Щепкина, выходила с ним в одних спектаклях на сцену московского Малого театра. В зрелом возрасте именно Г.Н. Федотова поддержала первые шаги Константина Алексеева, бесплатно занимаясь и режиссируя молодым энтузиастам домашние спектакли. Подробно об успешном театральном пути Гликерии Николаевны изложено в обширной и единственной монографии Г. Гояна «Гликерия Федотова. Жизнь и творчество великой русской артистки», вышедшей в 1940 г.

В статье пойдёт речь о многолетних творческих и дружеских контактах, которые связывали актрису Малого театра Гликерию Федотову и Директора Императорских театров Владимира Аркадьевича Теляковского.

Обратимся к доступным печатным источникам. В прижизненном издании мемуаров Теляковского «Воспоминания 1898–1917» приводится дата первых творческих контактов актрисы и театрального администратора. Когда Владимир Аркадьевич был назначен на должность Управляющего Московской конторой Императорских театров, он озаботился положением Малого театра, падением интереса к его спектаклям. И, прежде чем предпринимать какие-либо действия, решил поговорить с некоторыми ведущими артистами труппы. «Первого я вызвал А.П. Ленского, потом М. Садовского и Г. Федотову, а 6 февраля 1899 г. состоялось общее совещание, на котором присутствовали: Федотова, Ермолова, Никулина, Лешковская, Садовский… Споров было немало. Много говорила Г.Н. Федотова, артистка, выдающаяся и по уму, и по таланту, и по многолетней опытности»3. В дневниках Директора Императорских театров4 записей об этой первой встрече с Федотовой не зафиксировано. Зато подробно отражён первый творческий конфликт, который случился между ними почти через год, в декабре 1899 г. Проблема была в том, что Федотова выбрала для своего бенефиса пьесу А.Н. Островского и пьесу В.А. Крылова «Золотое сердце». Если в Александре Николаевиче Теляковский был уверен, то по поводу второго автора возникли129сомнения, и он попросил «дать <…> хотя посмотреть, что это за произведение талантливого автора»5. Когда же его желание передали актрисе, то она «очень была удивлена моей нескромностью и даже сказала, что, может быть, еще Управляющий забракует пьесу»6. Пьеса Теляковскому не понравилась: «…сегодня прочёл и был поражён содержанием и языком этой пьесы. Не говоря уже о том, что пьеса с непонятной тенденцией… Вообще, пьеса эта очень плоха, и думаю, что такую новость я не имею права ставить без разрешения Директора». Назревающий производственный конфликт, однако, был частично разрешён на следующий день, 2 декабря, при личной встрече с Гликерией Николаевной. «…Она оказалась сама очень довольна тем, что пьесу я не хочу допустить к бенефису. Изучая свою роль, сама убедилась. Однако жаль, что такая опытная артистка не убеждается в этом раньше… Но дело в том, что главное внимание было обращено на роль, а роль есть вор и подкуп»8. Значительное большинство из 60 упоминаний фамилии Федотовой в дневниках Директора за 1898–1901 гг. (московский период) содержат восхищение игрой актрисы, однако и разумная критика также встречается: «Присутствовал на представлении “Закат” в Малом театре, и странное дело: пьеса идет 12 раз и вместо того, чтобы идти лучше, идет всё хуже. Хорошо играли лишь Лешковская и Южин, даже Федотова сбивалась с роли…» Ситуация с бенефисом Федотовой закончилась 30 декабря 1899 г., о чём свидетельствует печальная запись в дневнике Теляковского: «Присутствовал на бенефисе Федотовой “Не от мира сего” Островского и “В приюте муз” Стерн. После долгих колебаний, многих перемен остановились на вышесказанном выборе и, надо сказать, весьма неудачном. Вообще трудно понять, как такая выдающаяся артистка, как Федотова, дает бенефис, <…> который даже нежелательно повторять». Несмотря на некоторые разногласия в этой истории с бенефисом, активная творческая позиция пятидесятилетней актрисы импонирует Управляющему. Когда в апреле 1901 г. на собрании в Малом театре решено было в виде опыта учредить Репертуарный совет, в его число наряду с шестью мужчинами-актёрами Теляковский назначает Федотову. В июне этого же года Владимир Аркадьевич получает повышение – должность Директора Императорских театров – и переезжает работать в Петербург. В Москве теперь он бывает наездами, например, 11 октября 1901 г.: «…присутствовал сегодня на представлении в Малом театре “Нефтяного фонтана”. Пьеса поставлена под режиссёрством Южина. Поставлена и разыграна прекрасно. Особенно хороши Ленский, Федотова, Никулина… и др.». Именно дневник Директора фиксирует первый обмен ещё не письмами, а записками между актрисой и Директором. «Так как Федотова в день “Нефтяного фонтана” играла для меня больной – то я ей вчера написал письмо с благодарностью и получил ответ, в котором она меня благодарит за письмо». И хотя личных контактов становится всё меньше, в дневник всё же попадают любопытные нюансы творческой неуспокоенности Гликерии Николаевны, её желание развиваться.

Летом 1904 г. Теляковский записывает: «Пьесы Ибсена есть пьесы настоящего, но их Малый театр не признает, несмотря на то, что теперь уже 1904 г. Нелидов мне говорил, что Ермолова, Федотова, Южин прямо говорят, что Ибсена они не понимают». Однако уже в конце сентября 1905 г., навестив Федотову у неё дома, Директор узнает, что она «перечитала и Ибсена и Метерлинка». В это время у Федотовой прогрессирует болезнь суставов, и выходить на сцену ещё вовсе не старой, шестидесятилетней женщине становится всё труднее. Всегда умеющая взять ответственность на себя, решительная и прямолинейная, актриса в такой трагичной для себя ситуации принимает решение, которое крайне удивляет Теляковского. «Оказалось, что она встревожена тем, что, не играя, получает полное жалование <…> я её стал успокаивать и предложил этот сезон ждать и не возбуждать вопроса». Однако к январю 1906 г. здоровье актрисы лишь ухудшилось: «…ревматизм на подагрической почве; со стула не встает и не играла в театре весь год». Выйдя на пенсию, актриса продолжает жить интересами театра. В свои служебные приезды в Москву Теляковский, несмотря на сверхзанятость, старается найти время и побывать в гостях у Федотовой. «Около 3-х часов <…> я заехал навестить Г.Н. Федотову, которая страшно рада была меня видеть и, конечно, целый час говорили о театре…»

В январе 1912 г. по представлению Директора Гликерия Николаевна получает высочайшее пожалование в честь 50-летия творческой деятельности в Малом театре – золотую медаль, усыпанную бриллиантами для ношения на груди. Эту награду он лично и вручает ей, застав актрису дома «за чайным столом». Вечером 8 января 1912 г. в Малом театре прошло торжественное чествование Федотовой, в котором принял участие специально приехавший из Петербурга Теляковский. «Театр, конечно, был переполнен, налицо вся Москва <…> Федотова очень волновалась, но свою роль в “Самозванце” провела хорошо <…> После её официального чествования я предложил ей перейти в мою ложу, из которой она и смотрела спектакль. В антракте из партера к ней подходили разговаривать <…> Всё чествование было очень трогательно». Через год, заехав снова к актрисе, Теляковский отмечает, что она «много расспрашивала про театр и современные пьесы». Замечу, что такое плотное личное общение Федотовой с Директором театров абсолютно не отразилось в монографии актрисы. Вероятно, в 1940 г. было неуместно озвучивать дружбу актрисы и царского чиновника. И фамилия Теляковского вообще ни разу не упоминается на страницах книги Георга Гояна.

Зато в архивно-рукописном отделе ГЦТМ им. А.А. Бахрушина хранится чудом сохранившаяся переписка Теляковского и Федотовой, которая длилась почти 25 лет. Та самая записка 1901 г. содержит всего несколько строк. Первое сохранившееся письменное обращение актрисы к Теляковскому датируется 1905 г., и это слова благодарности за его внимание и привет.

Наиболее активно переписка велась в самые трудные годы в истории страны: после революционных событий 1917 г. и смены власти. Переворот влечёт за собой и серьёзную смену статуса одного из корреспондентов. Однако это не смущает актрису. В то время как от Теляковского отвернулось большинство бывших сослуживцев, она в декабре 1917 г. пишет такие строки: «Чем нас утешит 1918 г.? Неужели проклятие будет долго еще тяготеть над нашей бедной Россией!.. Мои чувства к Вам никогда и не при каких обстоятельствах не изменятся. Была бы очень рада получить несколько строк о Вашем житье-бытье». И Гликерия Николаевна продолжает писать Владимиру Аркадьевичу, как и в прежние годы, три раза в год: на Рождество и Новый год, на день Ангела (день равноапостольного великого князя Владимира приходился на 15 июля по старому стилю) и на Пасху. Из письма Федотовой (единственного хранящегося в Санкт-Петербургском музее театрального и музыкального искусства) от 10 июля 1918 года видно, как не хватает ей в это время личного общения с Теляковским: «…неужели Вы не бываете и никогда не будете в Москве? Это очень грустно: так бы хотелось с Вами побеседовать. Собственно говоря, сказать очень много хочется, а описать своих дум и мыслей не сумеешь…». Но даже в такой сложный исторический период можно говорить о творческих контактах моих героев. Их диалог в письмах переходит в неожиданную плоскость, и главным действующим лицом становится не актриса, а бывший Директор. Именно из переписки мы узнаём о первом мемуарном опыте Теляковского: «Не знаю, писал ли Вам, что стал уже более 6 месяцев писать историю Театров. Работа эта меня очень увлекает, стану писать, пока ещё есть остатки бумаги, чернил и карандашей». Всё чаще в письмах Владимира Аркадьевича звучат отголоски его писаний: размышления, анализ, сомнения: обо всём и всех можно ли сейчас писать правду? Как он мечтает в это время увидеться с Федотовой, почитать ей отрывки, посоветоваться! Письма становятся всё длиннее и пишутся чаще. И вот в начале 1924 г. радостный для любого автора момент. У Теляковского выходит сначала первая небольшая брошюра «Балетоманы», которую он посылает Гликерии Николаевне и, волнуясь, ждёт от неё «строгой критики на <…> баловство пером». В январе 1924 г. Владимир Аркадьевич сообщает ей: «На этих днях выходит мой первый том, страниц в 350, общий обзор с 1898–1917 гг. моих воспоминаний с предисловием. Там и про Вас нередко упоминается». Актриса этой зимой тяжело болеет и ответное письмо пишет только через полгода. Она рада была прочитать «Балетоманов»: «…мой доктор принёс мне вашу книжку [«Воспоминания 1898–1917». – И. Г.]; мне её прочли всю – очень много интересного. По всей книжке скользит здоровый русский юмор, даже для самого автора незаметный». Владимир Аркадьевич успевает прочесть эти лестные для него слова, он делится с Федотовой своими следующими планами по изданию большого труда по истории театра за двадцатилетие его руководства. Этот обширный материал Теляковский восстанавливает, пользуясь своими дневниковыми записями. «Я весь живу в прошлом и целыми днями пишу. Всё хочется довести свои записки до конца, пока ещё целы глаза и работает рука. Но конца всё не видно, несмотря на усиленную работу. <...> С каким бы удовольствием я сам Вам все их прочёл с более подробными комментариями. Всё это было так, как написано, ни одного слова не придумано, всё это было!!!». Переписка с Федотовой настолько важна для него, что в «Воспоминаниях 1898–1917» в разделе «Театральные новаторы» одна из глав имеет подзаголовок: «Мои отношения132с артистами. Письма Федотовой, Южина и Шаляпина». В ней он частично цитирует её письма разных лет к нему.

Но всё слабее становится здоровье актрисы, всё короче приходят от неё письма. В сентябре 1924 г. слёг сам Владимир Аркадьевич Теляковский. 27 октября 1924 г. он скончался в Ленинграде. Ровно через 4 месяца, 27 февраля, в Москве умерла его друг и многолетний адресат, актриса Малого театра Гликерия Николаевна Федотова.

2020 © Фонд Владимира Теляковского

Top.Mail.Ru

Поиск по сайту